bolshoymike (bolshoymike) wrote,
bolshoymike
bolshoymike

Categories:

Сталинские репрессии в Верхнекамье, 1937-1938. Владимир Цифринович

В августе этого года я недолго вёл газетную рубрику, посвящённую 80-летию периода репрессий в Верхнекамье. Перед тем как уйти из проекта (ввиду его финансовой несостоятельности), успел подготовить и опубликовать несколько полос по вышеназванной теме. Я уже рассказывал о митинге "Возвращение имён" и о своих бывших соседях Меджитовых, а сегодня вы узнаете о трагической судьбе первого директора Соликамского калийного комбината.


Владимир Цифринович с дочерью Мартой.

Верность делу и людям

Историю горнозаводского Урала невозможно представить без тех, кто в разные годы владел или управлял градообразующими предприятиями. Достаточно вспомнить, каким авторитетом пользовались и какую роль в судьбе региона сыграли Савва Морозов или Иван Любимов, чтобы понять, что значили для Прикамья выдающиеся промышленники. Они приходили сюда не только для того, чтобы зарабатывать деньги, но и дать этим местам новый импульс развития.

Авторитет на все времена
Заводские школы и ремесленные училища, общежития и больницы, народные театры – всё это создавалось по желанию и на деньги промышленников. Именно промышленная отрасль была и остаётся для большинства городов и посёлков Урала основным налогоплательщиком и основным работодателем. Не случайно к мнению директорского корпуса здесь прислушиваются до сих пор, а имена многих из них, кого уже не нет с нами, увековечены в мемориальных досках и названиях улиц.
Сегодня, в год, когда страна отмечает скорбную дату – 80-летие «большого террора», что привёл к миллионам жертв – нельзя не вспомнить трагическую историю жизни первого соликамского «калийного директора» Владимира Цифриновича. Руководителя, ставшего легендой для всех последующих поколений калийщиков. Судьба отпустила ему всего девять лет на эпизод жизни от встречи с уральским калием до рокового выстрела тюремного палача…


Революционный держите шаг
Так получилось, что целую плеяду легендарных людей воспитали Октябрьская революция и Гражданская война. В наше мирное стабильное время невозможно представить, чтобы какой-то паренёк из далёкой глубинки, закончивший двухгодичное сельское училище, всего за несколько лет «вырос» до политрука и военачальника, а затем – до видного партийного деятеля и, наконец, управляющего целым союзным отраслевым трестом. Но именно так всё и было в жизни Владимира Цифриновича, который родился в 1897 году, и уже в 20 лет вступил в РКП(б), а ещё спустя два года командует политотделом дивизии и самой дивизией, участвовавшей в разгроме белогвардейской армии Колчака. 1921 год Владимир Цифринович встретил в должности окружного комитета партии г. Харьков. Затем в его биографии будет недолгое пребывание на партийной работе в Севастополе, а в 1923 году молодой и яркий коммунист, прошедший горнило войны и не понаслышке знакомый с агитационной работой среди военнослужащих, демобилизуется из рядов РККА и отправляется в Москву для учёбы в институте им. Свердлова. До конца 20-х годов Цифринович работает партийных органах Москвы, где даже успел избраться секретарём райкома. Позади была эпоха НЭПа, впереди индустриализация – и бойцами её первого призыва вновь становились те, кто мог увлечь за собой остальных. Так 32-летний партийный функционер сменил кабинет московского райкома на таёжную даль, где предстояло не только найти богатства под землёй, но и преумножить их на поверхности.

Битва за калий
К тому времени Первый калийный комбинат в Соликамске строился уже два года, но организация работ, по свидетельствам современников, оставляла желать лучшего. На объекте союзного значения сменилось два директора, но процесс строительства, в котором была задействована сила тысяч переселенцев, вольнонаёмных, бывших крестьян, буксовал. Повальная неграмотность в сочетании с отсутствием дисциплины и элементарных бытовых условий тормозили запуск калийного гиганта.
Именно в таком состоянии и принял трест «Союзкалий» новый управляющий Владимир Цифринович. Вот здесь-то и как никогда ранее и пригодились ему навыки агитационной работы. По воспоминаниям современников и летописцев советской калийной отрасли, новый управляющий трестом поселился в здании бывшего монастыря, где уже квартировали советские инженеры, и в один из первых дней пригласил их к себе на чай. Люди познакомились с новым руководителем, а затем знакомство и чаепитие незаметно для присутствующих перетекло в серьёзное техническое совещание, закончившееся задолго после полуночи. Не единожды приходилось Цифриновичу ходить и «в народ» – к тем самым рабочим, всё ещё сомневавшимся в будущем успехе стройки. Убеждал их словом, говорил о том, что на стройку придут толковые специалисты, надёжная техника. Что к руднику будут проложены асфальтовые дороги и маршруты автобусов. Что однажды по соседству с шахтами вырастет новый соцгород, в котором будут школы, больницы, магазины. «Но нужно учиться, нужно строить с тем же упорством, с каким мы сражались за революцию! Сегодня здесь наш фронт – за новую жизнь, за культуру», – говорил людям Владимир Ефимович. И его слова не расходились с делом: ветераны «Сильвинита» вспоминали, что именно при Цифриновиче стали улучшаться условия труда и быта рабочих. В 1932 году в Соликамске был открыт Дом шахтёра и техника, ставший местом дискуссий и рационализаторства среди инженерно-технического персонала рудника. Техническая мысль всячески поощрялась руководителями строящегося комбината. На строительство калийного гиганта привлекались иностранные специалисты, делившиеся своим опытом с советскими инженерами, а благодаря немецким архитекторам в Боровске появился целый квартал, построенный в стиле восточно-прусского градостроительства. Битву за советский калий Цифринович выиграл – он знал, что иначе быть не может, ведь ещё 19 апреля 1930 года один из рабочих строящегося комбината принёс ему первый кусочек сильвинита, добытый из соликамских недр. Спустя четыре года Соликамский калийный комбинат вступит в строй.




В.Цифринович и Г.Орджоникидзе.

Тучи сгущались
Казалось бы, людям такого уровня, как Владимир Цифринович, ничего не могло угрожать. Управляющий трестом «Союзкалий», впоследствии возглавивший калийный комбинат, был награждён Ореном Ленина и личным автомобилем «Линкольн», неоднократно избирался делегатом ряда партийных съездов и конференций, где выступал с высоких трибун под одобрительные взгляды высшего руководства страны. В его соликамской квартире бывал нарком тяжёлой промышленности Орджоникидзе, с которым они были дружны ещё с того времени, когда Цифринович работал в Москве. По инициативе Г.К.Орджоникидзе Владимир Цифринович вошёл в состав Совета при Наркомате тяжёлой промышленности, и встречи с наркомом стали регулярными. Но вскоре «товарища Серго» не стало, а вместе с его кончиной как будто рухнул щит, прикрывавший Цифриновича и его семью от трагедии. Начинался 1937 год…
Летом того года ежовский режим собирал первую кровавую жатву. В Поволжье был арестован брат Цифриновича – крупный хозяйственник, а в Свердловске (тогдашней столице всего Урала) арестовали секретаря Уральского обкома партии Ивана Кабакова (к делу Кабакова затем будут притянуты аресты десятков партийных функционеров и директоров по всему Уральскому региону). Цифринович будто чувствовал угрозу и поделился своими опасениями со Сталиным, который, как ни в чём ни бывало, потребовал продолжать работу над проектом по получению соликамского магния. Но это не спасло от «ежовых рукавиц» – в августе того же 1937 года они дотянулись и до Владимира Ефимовича. В музейном архиве сохранился документ, в котором вчерашний верный помощник и правая рука Цифриновича, главный инженер Соликамского калийного комбината Н.Галушко, возглавивший предприятие после ареста Цифриновича, объявляет бывшего руководителя и друга «врагом народа и активным участником троцкистко-бухаринской банды». А новый нарком тяжёлой промышленности В. Межлаук, подписавший приказ об отстранении Владимира Цифриновича от занимаемой должности, вскоре и сам пополнит списки репрессированных.


Память бессмертна
Жена «красного директора», Цива Марковна Цифринович, смогла навестить мужа в тюрьме. И хотя с момента ареста прошло немного времени, в измождённом допросами и пытками арестанте уже невозможно было узнать одного из главных людей Соликамска и всей калийной отрасли. В коротком разговоре с супругой в присутствии надзирателя Владимир Ефимович обмолвился, что не видит возможности когда-нибудь выйти на свободу и просил беречь единственную дочку Марту.
Следствие длилось менее полугода. 14 января 1938 года коллегия Верховного суда вынесла вердикт. В тот же день Владимира Цифриновича расстреляли согласно вынесенному приговору. Через 17 лет Главная Военная прокуратура СССР признает, что приговор в отношении В.Е.Цифриновича отменён за отсутствием состава преступления. В 2003 году на прилавках магазинов появится книга «У кукол всё как у людей», автор которой, Заслуженная артистка РСФСР Марта Цифринович, посвятит целую главу в память об отце, маме и «Соликамском периоде». Сегодня и самой Марты Владимировны уже нет с нами.
В 1977 году Владимиру Цифриновичу было присвоено звание «Почётный житель г.Соликамск», его именем названа одна из улиц в микрорайоне Клестовка.






Tags: Вспомнить всё!
Subscribe

promo bolshoymike march 14, 2015 21:24 9
Buy for 30 tokens
Промо в этом ЖЖ теперь для всех. Кто захочет - вэлкам, ставка от 30. Единственное, попрошу без порнухи и российско-украинского противостояния.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments