bolshoymike (bolshoymike) wrote,
bolshoymike
bolshoymike

Categories:

Умер сосед дядя Витя

...В машину службы эвакуации умерших грузили тело, завёрнутое в одеяло. Успел спросить: "Мужики, из какой квартиры?" - "Из 106-й", отвечают. Дядя Витя всё. Хороший был дед, жил один, взрослая дочка в городе. Несмотря на свои 80 и проблемы с сердцем, был бодрячком, ежедневно туда-сюда по двору, с бабульками погутарит, у подъезда посидит с мужиками поконтачит за жизнь. Дед был с кругозором, хорошо для его возраста разбирался в мироустройстве...

Внезапно под Новый год загремел в больничку с сердцем. Пропал. Думали, уже не вернётся. Недавно с его дочерью общался в Вк (шапочно знакомы, работали в одной конторе), спросил, где он. Сказала, что уже дома, отдыхает после операции. А как потеплеет, будет выходить на прогулки. Увы.

Однажды он остановил меня в подъезде: "Миша, не хочешь написать к Дню Победы про папку моего? Он ведь у меня Герой Советского Союза был, и погиб на войне". Я с радостью уцепился за тему, поговорили, почитали уцелевшие до наших дней документы. Оказывается, Иван Черемохин стал одним из прототипов для романа "Батальоны просят огня" - это реальная история, которая имела место при форсировании Днепра и удержании плацдарма. В память о соседе, ушедшем сегодня в мир иной, осталась фотография и этот очерк:



Виктор Черемохин: «Отца я запомнил Героем»

Всё дальше от нас лихолетье Великой Отечественной. Уже совсем мало осталось в живых ветеранов той войны. Но память о тех, кто сражался и умирал ради мира на Земле, жива в сердцах поколений – их детей, внуков и правнуков. Березниковцу Виктору Черемохину уже 78, но он никогда не забудет встреч с отцом, которого призвали в Красную Армию ещё до рождения младшего сына.

Награда за Днепр
Маленький Витя увидел папу уже кадровым военным, успевшим отличиться на военной службе на Дальнем Востоке в ходе кампании на Халхин-Голе. С 1935 года и до начала Великой Отечественной войны крестьянский сын Иван Черемохин, призванный в ряды РККА из дальней костромской деревушки, успел побывать на разных полях сражений. После манчжурских боестолкновений с японцами ненадолго вернулся домой, а вскоре началась карело-финская война. Получил ранение, попал в госпиталь, вернулся на родину к жене и двум сыновьям в надежде на мирную штатскую жизнь, а через четыре месяца наступило 22 июня и офицера Черемохина отправили на фронт первым же эшелоном.
Осенью 1943 года, уже будучи в звании капитана, командир батальона пехотинцев Иван Алексеевич Черемохин повёл своих бойцов на штурм западного берега реки Днепр неподалёку от Киева. Форсировав реку на подручных плавсредствах под ураганным огнём противника, русские солдаты выбили фашистов со стратегической высоты и закрепились на ней, удерживая позиции до подхода основных сил. Четыре дня гитлеровцы пытались отбить берег Днепра, с которого простреливалась вся река, но, потеряв убитыми около 500 человек, в итоге отступили. Пройдёт много лет, прежде чем этот эпизод станет частью книги Ю.Бондарева «Батальоны просят огня» (к 40-летию Победы в СССР снимут телесериал по книге), а в 1943 году комбат Иван Черемохин, получивший тяжелое ранение при удержании плацдарма на правом берегу Днепра, будет представлен к званию Героя Советского Союза.

«Мы отдали фашистам не все долги, сынок»
– Когда отец был прооперирован в госпитале, ему дали короткий отпуск для свидания с родными, – вспоминает сын героя Виктор Черемохин. – Пока добирался до райцентра Мантурово в Костромской области, эти десять дней прошли. Не повидаться с нами отец не мог, и единственный раз, явившись в местный военкомат, попросил продлить ему отпуск. Там пошли навстречу, и несколько дней мы с мамой и братом Юркой видели папу. Когда он поворачивался спиной, я видел огромный рубец от недавнего ранения – в эту рану могла поместиться моя тогдашняя детская ладошка. Мне было жалко папу, и я попросил его больше не уезжать, а он, улыбнувшись, ответил мне: «Не могу, сынок – мы ещё не все долги отдали фашистам». Провожали его на войну зимой, меня, как самого маленького, оставили дома, и я не помню его прощальный взгляд. Да и мы не верили, что наш отец, до тех пор хранимый судьбой, выживший не только на фронтах, но и в голодном детстве, и каким-то чудом не попавший в жернова сталинских репрессий, может погибнуть. Но вместо него с войны вернулась уже «похоронка».
После удачной операции по форсированию Днепра капитан Черемохин получил звание майора и был повышен в должности. Фронт продвигался на запад, и в августе 1944 года в боях за румынский город Бырлад полк, политруком которого был Иван Черемохин, попал в окружение. Чтобы спасти большую часть личного состава, политрук остался с небольшим числом солдат и офицеров, вызывая на себя огонь врага и прикрывая отход основной группы. Гибель Черемохина видела полковая медсестра. Позднее, по воспоминаниям выживших сослуживцев, следопытам СССР и Румынии удалось восстановить картину гибели политрука и оставшихся с ним бойцов. Герой Советского Союза Иван Алексеевич Черемохин был похоронен там же, в Румынии. Смерть настигла его в 29 лет, в деревне под Костромой остались жена и двое мальчишек – девятилетний Юра и семилетний Витя.

«Нам завидовали и ненавидели»
Через много лет в райцентре Мантурово Костромской области появится улица Ивана Черемохина, имя прославленного земляка присвоят одной из местных средних школ. Майор Черемохин стал одним из шести Героев Советского Союза, чьи имена навечно вписаны в памятник, установленный на аллее в самом центре городка. Родина помнит ратный подвиг своих солдат. Но всё это будет потом, а тогда, глазами маленького Витьки, потерявшего на фронте отца, всё виделось по-другому.
– Я не помню, как мы тогда восприняли это страшное известие, – говорит Виктор Иванович. – Но как семью погибшего Героя Советского Союза государство сразу поставило нас на довольствие – нам оказали единовременную материальную помощь в размере 20 тысяч рублей, а на нас с братом мать ежемесячно получала по 720 рублей пособия. По тем временам это были большие деньги, но радовались мы недолго – в 1947 прошла денежная реформа, всё обесценилось в десять раз… А в деревне, да и в райцентре в то время была разруха, люди жили впроголодь, у многих война забрала отцов и матерей, кормильцев, и нам с братом Юрием всё время завидовали и пытались унизить, потому что нас, как детей погибшего Героя Советского Союза, и кормили лучше, и одевали лучше. У меня, тогдашнего школьника, были хромовые сапоги и атласная рубаха, у моих одноклассников ничего этого не было. Да что там одноклассники, даже взрослые были настроены враждебно.
…Вскоре после гибели Ивана Черемохина в дом его семьи посреди ночи нагрянули два офицера. Они несколько часов добирались сквозь леса на лошади, запряжённой в сани. Приехали они, чтобы забрать с собой младшего Витьку. Мальчик, спрятанный от гостей в другой комнате, вслушивался в разговор взрослых – военные говорили, что младший в семье, как наиболее подходящий по возрасту, должен продолжить дело отца и стать кадровым военным. Место в суворовском училище для него есть, и он может собираться в дорогу прямо сейчас.
– Я был маленьким и очень хотел быть похожим на своего отца, – говорит Виктор Иванович. – Мне хотелось стать военным, я мечтал быть если не пехотинцем, как он, то моряком, и суворовское училище открывало мне путь к военной службе. Но мать твёрдо сказала: «Он никуда не поедет!» – может быть, из-за того, что получала на нас немалые деньги, а может, после гибели нашего отца больше не хотела никого отпускать на военную службу. Так что кадровым военным я не стал, в армии прослужил лишь срочником в ракетных войсках на Камчатке.
Получив паспорт, Виктор Иванович уехал из родной деревни на зовущую тогда Целину, а в 70-е годы перебрался в Березники, где три десятка лет трудился на рудоуправлениях «Уралкалия» в рабочих бригадах. Но нигде – ни в армии, ни на целинных полях, ни в шахтёрском забое он никогда и никому не говорил, что является сыном того самого комбата, отличившегося в боях за Днепр и ставшего прообразом одного из героев известного романа о фронте. Тихая память об отце все эти годы живёт в сердце его сына- ветерана труда. Единственное, чего не может понять Виктор Иванович, почему на берегах Днепра, обильно политых кровью русских солдат, освобождавших Украину от фашизма, в наши дни так не любят русских: «Скажи, ведь не за это мой отец воевал, правда?»

P.S. Знаете, что печалит? То, что уже уходят дети военного периода. Это поколение наших отцов-матерей. Значит, и у нас, 45-55-летних, остаётся не так много времени, как могло бы показаться. Всё очень быстротечно.






This entry was originally posted at http://bolshoymike.dreamwidth.org/2699944.html. Please comment there using OpenID.
Tags: ...
Subscribe

  • Ничего личного, просто деньги очень нужны (с)

    Жители и организации Пермского края получили штрафы на 63,3 миллиона рублей за нарушение антиковидных мер. Всё логично, нам ещё армию кормить, а ей…

  • Только не смейся, Илон!

    Тот самый электромусоровоз.

  • "Не верю!" (с)

    Готов повторить эту фразу вслед за Станиславским, когда читаю якобы инсайды о том, что в своём послании самизнаетекого самизнаетекому будет отражена…

promo bolshoymike march 14, 2015 21:24 9
Buy for 30 tokens
Промо в этом ЖЖ теперь для всех. Кто захочет - вэлкам, ставка от 30. Единственное, попрошу без порнухи и российско-украинского противостояния.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment